Мы родом из детства

Мы родом из детства, говорят психологи. Нечем крыть. Только родом мы из родов и раннего младенчества. Это и есть настоящий старт, откуда все начинается. На старт и нужно обращать внимание внимание.

Мы живем в неидеальном мире, и часто роды и младенчество происходят по неидеальной схеме. Моя задача – работа с ребенком в том статусе, который есть сейчас.

Гипоксия, асфиксия, длительные, стремительные, стимулированные роды. Кесарево сечение, родовые травмы, выдавливание ребенка. Реанимация. Звучит все жутко, но, слава Богу, наступают обычные будни ребенка. Правда, часто они даются непросто уже в младенчестве.

Здесь начинаются диагнозы неврологов. На них даже не буду останавливаться.

Что обычно предлагают таким детям? Традиционно начинают с «массажика курсами». Схема рабочая, конечно. Если родители не очень парятся, что ребенок порыдает 10 дней, и им так проще, чем делать самим. Медицинский массаж по показаниям нужен гораздо реже, чем его назначают. Общего массажа «на всякий случай» не бывает ни 3, ни в 6, ни в 9 месяцев.

Почему я не рекомендую ходить в эту дверь? Потому что я не люблю, когда человека учат через силу делать то, что ему не нравится. Кроме того, что это часто бывает похоже на насилие, такой человек не научается думать сам, делать сам, жить сам. В младенчестве человек научается паттерну «сделай за меня, а я поною» и/ или «сначала сделаю, а потом подумаю, зачем мне это». Как-то не хочется встретиться с таким взрослым человеком.

Про медикаментозное лечение. Тут опять же надо включать голову и четко понимать, зачем мы это делаем, и отслеживать динамику вместе с неврологом. Это редко возможно в формате «попейте две недельки ноотропы, через месяц приходите».

Часто у нас не принято выискивать точку напряжения. То самое место, на которое нужно воздействовать, и пойдут изменения, компенсация и перестройка всех систем. В традиционной терапии есть схема и работа по диагнозу, состоянию. За диагнозом вообще не стоит ребенок с его личностью, настроением и интересами. Не стоит семья со своими укладами и ценностями. Если мы не выбрасываем это в корзину, а начинаем использовать в своей работе, то нужно только две вещи.

Первое – корректная диагностика (часто это к специалисту: хорошему неврологу, остеопату, реабилитологу, психологу, тренеру секций и т. д.) и постановка задач.

Второе – нужно четкое понимание, что хочется получить. Это вопрос к родителям. Вот тогда работа на самом деле становится уникальной. Для кого-то важным будет послушание ребенка, для кого-то – непослушание (так тоже бывает). Успешность в учебе или в общении? Радость от общения или радость от побед? Учитываются интересы ребенка, его возможности и интересы родителей. Все разные, и задачи у всех разные. Тогда возникает возможность взаимодействия и навык внутрисемейный! Обучается не только ребенок – обучаются родители. Для меня главной задачей является то, чтобы меня вспоминали хорошим словом, а не приглашали в очередной раз на очередном витке развития ребенка помочь справиться с очередной проблемой роста. Бывают ситуации, когда нужно длительное сопровождение, но мне хочется, чтобы таких ситуаций было меньше.

Я лично знаю таких людей, у которых, как это выглядит со стороны, в жизни все получается легко. Я часто слышу от людей, что мне все просто достается. Раз – и сделал. Это, конечно, не так. Моя работа помогла мне справиться со многими вещами и проблемами из детства (ребенком я стал ходить только в 2 года). Обучая этому детей, я научился сам. Этому можно научиться в любом возрасте, и часто для детей мы готовы на большее, чем для себя. Делая для детей, меняемся сами.

Каким бы сложным не было начало, необходимо понимать, как в ежедневной рутине создавать у ребенка стереотип успеха, как поощрять за достижения и радоваться самым малым подвижкам к лучшему. Это так просто, что из-за простоты этих инструментов мы откладываем их в сторону.

 

Вам может быть интересно:

Младенчество: и целая жизнь, и только этап

Как влияет стимуляция родов

У меня странное отношение к диагнозам

Как записаться на консультацию